14:12 

Писательский флэшмоб

Nordfjord2
День 7. Ворон. Волки. Вожак стаи.

Пламенный Лес отделял Норель от поселений скаллов. Каждый раз, когда эти народы хотели напасть друг на друга, они вынуждены были идти через него. Ливе казалось, что за годы проведения Карательных Походов, она уже могла узнать каждую кочку в этом лесу. Но это оказалось не так.
Найди гребаного Харальда и приведи его к гребаной дороге, на которой мы будем вас ждать, - злобно подумала Лива.
Нет. Харальд не гребаный. Мы же вроде как даже, как же это назвать...Хмм, вроде как...были вместе.
Лива со всей силы пнула камешек, лежавший под её ногами.
Но я им не девочка на побегушках. Я - стратег, твою мать.
Лива ускорила шаг. Чем быстрее она найдет Харальда, тем быстрее закончится её унижение.
Что ж. Вызов принят.
В этой части Пламенного Леса Лива была впервые. Кругом царил хаос и какой-то вечный бурелом. Лива хмыкнула. Пробираться через все это великолепие было не так-то уж и просто. Не прошло и пяти минут, а она уже умудрилась исцарать себе все лицо и руки.
Нет. Так дело не пойдет.
Лива посмотрела по сторонам. Кое-где деревьев было не так уж и много, да и ветки у них были не такими длинными.
Надо идти в обход. Только в какую сторону?
Лива замешкалась. Вариантов было предостаточно. И, кажется, ей первый раз в жизни придется делать что-то наугад. Лива еще раз осмотрелась по сторонам. Никаких подсказок, кроме разве что...Девушка услышала какой-то шорох в кустах и тут же подбежала к тому месту. Она аккуратно отодвинула ветки и увидела...черного ворона. Огромную птицу, зацепившуюся за что-то крылом.
"Ты не можешь освободиться. Бедный".
Прошептала Лива. Ворон громко каркнул и сверкнул черными глазами. Он больше не размахивал своими гладкими черными крыльями в тщетной попытке освободиться. Напротив, ворон, казалось, застыл на месте. Только глаза его медленно вращались из стороны в сторону. Как будто ему было столь же интересно рассматривать Ливу, как и ей его.
"Не думала, что с воронами такое случается. Ты будь осторожней в следующий раз".
С этими словами норель принялась разрывать ветки голыми руками. Ворон не шевелился. Он даже не попытался клюнуть Ливу, когда она обхватила его теплое тельце руками.
"А теперь - лети."
Сказала девушка, взмахнув руками. И ворон полетел. Сначала робко и неуверенно. Потом все быстрее и быстрее, пока не набрал достаточную высоту, чтобы сделать петлю и вернуться.
"Ох".
Вздохнула Лива.
"Пока у меня нет карты местности, ты будешь моим проводником".
Ворон пронзительно каркнул и полетел подальше от бурелома. Лива последовала за ним. Птица никуда не торопилась. Ворон как будто позволял Ливе идти за ним. Его черные перья пронзали воздух каждый раз, когда ворон делал новый взмах. Лива заворожённо наблюдала за поведением птицы. Ворон вел её именно той дорогой, которой она хотела идти сама. По крайней мере до тех пор пока ворон неожиданно не сел на ветку, находившуюся на уровне глаз Ливы. Ворон что-то пронзительно закричал. Его клюв был острым и немного потрепанным. Лива остановилась и неосознанно протянула свою руку к птице. Но ворон тут же сорвался с места и быстро умчался в самую глушь леса. Лива не хотела его напугать. Но раз уж так вышло, норель подумала, что теперь она просто обязана пойти за ним следом. Сейчас в её мыслях не было никакой логики, свойственной всем военным стратегам. И всё же Лива пошла сквозь деревья. Сквозь острые ветки и поваленные бревна. Лес царапал её кожу. Лес не хотел раскрывать свои секреты. Но Лива продолжала идти, потому что она увидела свет. И этот свет ей совсем не понравился.
Лива подошла ближе и увидела дом. Маленькое уродливое здание, спрятанное в самой глуши Пламенного Леса. Внутри горели свечи. Много свечей, судя по тому, что она увидела их отражение так далеко от самого дома.
Так вот, куда ты меня привела славная птичка, - подумала Лива и заглянула в окно.
Пятна крови на стене - первое, что бросилось в глаза норели. Харальд. Тот самый Харальд, с которым она бывало делила хлеб и постель, висел на цепи. Его лодыжки были так же закованы. Грудь была оголена. Хрёрек, один из самых яростных бойцов в её отряде держал в руках нож. Он что-то вырезал на груди Харальда, но Лива не могла разглядеть что именно. Норель стояла и не могла пошевелиться. Она не боялась. Она чувствовала страх. Животный страх. Лива видела его в глазах Харальда. А еще она видела, как рука Хрёрека заноситься над щекой Харальда. Нож рассек щеку. Не слишком сильно. Крови было не так много. Хотя Ливе казалось, что этот проклятый пыточный дом уже насквозь пропитан кровью. Лива услышала крик. Он был похож на те звуки, которые пытаются издавать раненые животные, которые еще не знают, что их ждет. Ливе казалось, что на Харальде уже нет живого места. Она даже не могла понять была ли на некоторых частях его тела одежда или нет. Все было разорвано. Все тело Харальда пропиталось кровью. Но внутренние органы насколько видела Лива оставались пока внутри. И это радовало. А вот волосатые руки обезумевшего Хрёрика, сомкнувшиеся железным кольцом на шее Харальда - нет. Лива несколько секунд еще смотрела на то, как ее недавний любовник пытается дышать и не пускать слишком много слюней.
Нашла, - грустно подумала Лива и вышибла дверь. Выпад ноги. Удар кулаком в челюсть. Норели удалось застать его врасплох. Заостренные кольца рассекли плоть не хуже самого заточенного ножа. Слюна и кровь Хрёрека разлетелись по всему его тайному убежищу. Разумеется, он ударил Ливу в ответ. И не один раз. Но делал он это скорее наугад. Его внимание рассеялось. Вокруг все кружилось, как в похмелье. Лива же быстро осмотрела комнату на предмет оружия. Кроме того мерзкого ножа, которым дезориентированный Хрёрек только что рассек ей левую руку. И она его нашла. Молоток. Не самый большой, но сейчас девушка была рада любому даже бытовому оружию. Лива вцепилась в деревянную рукоятку и со всей силы ударила Хрёрика по ноге. Кровь забурлила. Кости захрустели. Крик заскрежетал и повис где-то в воздухе. Лива оценивающе посмотрела на свою руку. Открытая рана. Больно. Двигать...ох, лучше не двигать, - подумала Лива и осмотрела комнату более внимательно.
"Разумеется, ты держишь веревки в своей пыточной, больной ублюдок".
Хрёрик ничего не ответил. Он продолжал корчиться на полу. От боли и негодования.
Лива подобрала с пола самые прочные веревки. Она старалась не смотреть ни на инвентарь Хрёрика, ни на потерявшего сознание Харальда. Лива просто делала свое дело. Как и всегда. Узел за узлом. Оборона. Атака. Уклонение. Атака. И вот Хрёрик лежал у ее ног абсолютно беззащитный. Абсолютно связанный.
"Харальд, милый, я не могу тебе ничем помочь", - слезы потекли по щекам девушки, но она старалась игнорировать их. Лива старалась не смотреть в сторону Харальда.
"Чудовище. Знаешь, ты ведь еще за это заплатишь, брат".
Лива хотела еще что-то сказать, но шум за окном заставил ее насторожиться. Норель подошла к окну. Свет привлек не только ее внимание. Маленький домик окружила стая голодных волков. Они чувствовали запах крови. Они хотели ворваться внутрь, но не могли. Они злились. А Лива смотрела на их закипающую ярость, и понимала, что ни один самый голодный и разъяренный зверь не способен на то, что ее окружало. Лива еще раз взглянула на Харальда. Его лихорадило. Ему нужна была помощь. Лива знала, что она должна ему помочь. И в этот момент ей захотелось закричать: я больше не боюсь животных, я боюсь людей. Лива вышла наружу прямо в центр воющей стаи. Звери клацали зубами и истекали слюной. Их глаза горели неземным пламенем. Но Лива вспомнила о том, что делал с людьми Хрёрек и сжала кулаки. Она должна была быть сильной хотя бы ради своего брата. Она обязательно приведет этого больного ублюдка в суд Военного Братства. Но это в случае, если она выживет. Лива никогда еще не видела таких отожравшихся, просто огромных животин. Их пасти ни на секунду не закрывались. Но все-таки волки не нападали. Не давали ей пройти, но и не пытались оторвать от нее лакомый кусочек. Лива хмыкнула и еще крепче сжала в руках молоток. "Зачем тебе оружие? Мы тебя защитим." Пронеслось у нее в голове. "Сдохни, ублюдок", - мыслено ответила Лива командиру отряда. Но она бы не была нейтральным норелем, если бы не сумела уладить возникшую проблемку одним найденным молотком.
"Вернись, сучка. Развяжи меня".
Отчетливо услышала девушка и улыбнулась.
"Скажи спасибо, что я не заставила тебя съесть свои собственные кишки, выродок. Еще слово и я отрежу тебе язык".
Но момент был упущен. Лишние звуки, как и боялась Лива, насторожили истекающих слюной животин. Они все как один заклацали зубами. Звук получался просто ужасающий, но Лива приказала себе не слушать. Ни их, ни Хрёрека, который продолжал что-то истошно вопить. Лива медленно закрыла дверь, стараясь не производить никаких лишних движений. Ей все еще было интересно, почему на нее никто не нападает. Все руки Ливы были в крови, не говоря уже об одежде. Почему она все еще жива? Что это за звери такие? Чего они ждали? Или может...кого?
Его шерсть отличалась от других изнывающих от голода волков. Она была белоснежной и даже какой-то мягкой. Лива бы никогда не решилась попробовать ее на ощупь, но почему-то ей казалось, что шерсть этого волка...другая. Его пасть была раскрыта, но он не выл и не скалился. Он вел себя так, как будто был выше всего этоо. Вожак стаи. Достойное название для такого существа. Он шел медленно и грациозно. Лива замерла на месте и постаралась не дышать. Белый волк подошел совсем близко. Лива мысленно попрощалась со своим телом. Что ж, оно служило ей верой и правдой уже много лет. Но волк вопреки ее ожиданиям не вцепился в ее ногу. Вместе этого он стал принюхиваться и Лива была готова поклясться, на его морде появилось какое-то другое выражение, кроме "сейчас я оторву от тебя кусок, добыча".
Лива любила животных. Иногда ей даже казалось, что она может неплохо их понимать. Норель аккуратно протянула не раненную руку к морде зверя.
Если что, пусть это будет рука, а не нога, - нервно подумала девушка и инстинктивно зажмурила глаза. Протянутая рука покрылась чем-то влажным и горячим.
"Нет, нет, нет. Только не говори, что ты облизываешь мою руку!"
Лива с отвращением стала отходить назад, пока не уперлась в деревянную дверь, от которой уже мало, что осталось. Волки, которые притихли при появлении вожака, зарычали и заклацали своими гнилыми зубами с новой силой. Сам белый волк тоже в восторге не был. Он зарычал на Ливу. Снова подошел к ней вплотную. Снова облизал руку. Но на этот раз ту, что была ранена.
О, нет. Нет. Нет.
Как не было жутко это осознавать, жар чужого языка успокаивал рану, которую нечем было ни обработать, ни перевязать.
"Спасибо".
Сама того не осознав, произнесла Лива. Белый волк остановился. Он посмотрел на норель каким-то непередаваемым взглядом и...развернулся. Вся эта дикая стая, несмотря на непередаваемый запах крови и плоти, просто развернулась и побежала вслед за своим вожаком куда-то вглубь леса. Лива струхнула с себя мерзко пахнущую слизь и прошептала:
"О, братья и сестры. Я только что обезвредила разъяренное животное".
Рука болела, но шок помог девушке успешно добраться до места назначения. Она рассказала командиру отряда про Харальда и Хрёрика. Харальду помогла выжить одна из мирных норелей. Что же стало с Хрёриком, Лива еще долго не могла Ни у кого узнать.

URL
   

The Northern Journey

главная