Nordfjord2
День 2. Автостоп. Ярость. Взрыв

Рилла стояла на дороге в надежде поймать хоть какую-нибудь проезжающую мимо телегу или повозку. Она ходила из стороны в сторону и всматривалась вдаль. Несколько дней пути не прошли для молодой карвичи даром. Ночевать приходилось где попало, да и падать от усталости ей было не в первой. Еды хватало далеко не всегда. И, кажется, вчерашний жирный мясной бульон в маленьком трактирчике был последним, что она ела. Дело клонилось к ночи, и Рилла уже не чувствовала ног. Она все смотрела вдаль и молилась высшим существам и богу-создателю, чтобы они пощадили ее и дали доехать до прилегающих к Норели деревень живой и здоровой. Ноги Риллы были стерты в кровь, да и руки уже дрожали. Девушка стала напевать народные песни карвичей, которые ей пела кормилица в детстве. Еще в те времена, когда ее семья жила в Северной Республике и не помышляла о том, чтобы вернуться на родину. Песни эти были незамысловатые, но все же помогали не сойти с ума в долгих походах. Особенно когда идешь ты совсем одна. Вокруг была такая тишина, что стук копыт практически оглушил девушку. Рилла вздрогнула от неожиданности, но тут же пришла в себя. Вот она. Ее надежда. Спотыкаясь и пытаясь сохранить остатки самообладания, северянка побежала навстречу проезжающей телеге, размахивая руками.
- Стойте, стойте!
Кричала Рилла на обще-северном. Но телега почему-то останавливаться совсем не собиралась. Напротив, впряженная лошадь неслась все быстрее и быстрее.
- Да стойте же вы!
Все кричала девушка, пытаясь угнаться за лошадью. Но телега все не останавливалась. Первое, что почувствовала Рилла была жалость к себе. Но почему, почему все это случается именно с ней? Сначала эта чертова война, потом бега, все прелести изгнания и снова бега. А теперь еще и это. Она же так старательно машет руками, так истошно кричит. Почему это телега не останавливается? Почему? И вот Рилла уже чувствует под ступающую к горлу злость.
- Что вы за человек такой?
Орет она.
- Или не человек вовсе!
Ругаться Рилла не умеет. Слишком хорошо воспитана, слишком долго прожила в крупном городе в Северной Республике. Такое бесследно не проходит.
- Остановитесь ради всего того, во что вы верите! Остановитесь!
Рилла использовала свой последний козырь, и как ни странно, это сработало. Телега остановилась, и Рилла наконец смогла разглядеть того, кто управлял лошадью. Вид его особого доверия не внушал. Более того, Рилла, вероятно, в жизни бы не села в телегу к подобному существу, будь у нее другой выбор. Этот мужчина размером с маленькую горку жевал огромный шматок мяса и что-то тихо приговаривал. Его глаза были такими маленькими, что Рилла никак не могла понять, на нее ли он смотрит.
- Хорошего дня вам, северянин!
Попыталась улыбнуться Рилла, пока чувство усталости еще пересиливало чувство страха. Хмурый незнакомец пробормотал ей что-то в ответ, но Рилла не разобрала ни слова.
- Вы куда едете?
Как можно вежливей спросила она. Но незнакомец продолжал бормотать что-то себе под нос, не обращая на девушку никакого внимания.
- Вы едете в сторону Норели?
Попыталась еще раз она.
- Норрьёлль.
Проскрежетал незнакомец и почему-то засмеялся. С головой у этого малого точно не все в порядке, - подумала Рилла. Но отступать было в общем-то некуда.
- Да, Норель. Вы туда едете?
На этот раз незнакомец ничего не ответил. Он знаком указал девушке на телегу, в которой лежали в основном какие-то овощи. Рилла восприняла этот жест как приглашение и с радостью запрыгнула в телегу. В тот же миг незнакомец потянул вожжи, и лошадь поскакала вперед. Наконец Рилла смогла рассмотреть своего спасителя поближе. Одежда его была хорошо пошита, только множество заплаток выдавало ее истинный возраст. Сам же мужчина был абсолютно не ухоженным. Клочки соломы и грязи были даже в волосах, которые сами по себе представляли всклоченную солому. Да и пахло от него дурно. Но к этому Рилла за годы своего изгнания уже привыкла.
- А вы откуда будете?
Спросила девушка, чтобы хоть как-то оправдать свой безденежный проезд.
- Ат куда бу да та
Переиначил на свой лад незнакомец.
- Да, именно. Вы не понимаете обще-северный?
И снова молчание. Только лошадь почему-то поехала намного быстрее. Рилла вздрогнула. Кругом ни души народа, а он сидит в телеге одна с каким-то слабоумным. Все это было похоже на страшный сон, который начался с захвата южанами острова карвичей и все никак не может закончится.
Какое-то время они ехали молча. Незнакомец, чьи размеры явно превышали рост нормального мужчины, то без причины погонял лошадь, то, напротив, ехал слишком уж медленно. А потом вдруг и вовсе остановился посреди дороги. Рилла удивленно посмотрела на него.
- Вам дальше не нужно?
Опасливо спросила она. Но незнакомец снова промолчал.
- Извините, но я вас спросила. Вы меня слышите? Вы не понимаете обще-северный?
Рилла все продолжала что-то говорить, совершенно не замечая нездоровый блеск, появившейся в глазах владельца телеги. Его лицо налилось кровью, а руки так крепко вцепились в поводья, что слышно было хруст костей. Жилы на его лице вспухли. Дыхание участилось, а взгляд сделался и вовсе каким-то потусторонним. Рилла и не заметила, в какой момент он повалил ее на землю. Так быстро это произошло. Вот только вместо того, чтобы забираться к ней под юбку, незнакомец обхватил своими двумя увесистыми ладонями хрупкую шею девушки. Сначала Рилле показалось, что на нее сверху обрушилась какая-то глыба. Такой уж этот северянин был тяжелый. Девушка задергалась в тщетной попытке высвободиться. Но что бы она не делала, это не помогало. Незнакомец все яростней сжимал ее шею, но почему-то не душил до конца. При этом он все кричал и кричал на Риллу. Но как она ни старалась, не могла разобрать ни слова. Она и не уверена была, что те звуки, которые издавал этот мужчина, были словами. Что-то его так сильно разозлило. Это было очевидно. Только вот, что именно, Рилла не могла понять. В глазах у нее потемнело, а перед лицом все еще стоял образ разъяренного северянина. С самого первого момента их встречи, он все больше напоминал ей какое-то несуразное существо, нежели человека. А уж сейчас весь вспотевший и вздувшийся с налитыми кровью глазами, он и вовсе утратил все человеческое. Его ноздри раздувались, а руки то сжимали, то разжимали шею Риллы. Он тряс ее все сильнее. Рилле уже стало казаться, что ее последние минуты не за горами. Лицо ее приобрело неприятный красный оттенок, а легкие отказывались работать без сырья. Оба родителя Риллы были карвичами, поэтому в любой непонятной или опасной ситуации, она привыкла молиться. Она вспоминала слова молитвы, пока сознание покидало ее. Она все твердила и твердила: спаси и сохрани.
Сложно сказать, что Рилла и душащий ее незнакомец почувствовали первым: запах или невыносимый жар. У кого-то горел дом, а через секунду уже два, и так по цепочке. Все кругом вспыхивало и взрывалось. Языки пламени поглощает все на своем пути. Что-то все время трещало и щелкало. Дым окутывал все пространство. Горящие люди выбегали из своих жилищ. Рилла не боялась огня, но так ее общем до это зрелище, что она не сразу поняла, что задыхается не от рук умалишенного, а от едкого дыма, подбирающегося все ближе. Девушка тут же подскочила как ошпаренная и побежала прочь. Но куда же делся этот умалишенный? Не напороться бы на него как-нибудь невзначай, - подумала Рилла и стала судорожно смотреть по сторонам. Незнакомца она действительно нашла. Вот только бежал он не от пожара, а в самое его пекло.
- Стой!
Не понятно зачем крикнула Рилла. Но было уже поздно. Северянин размером с маленькую горку вспыхнул в один миг и исчез с лица Земли. А его об горелые останки навсегда прописали эту тысячу раз проклятую землю. Рилла все стояла и смотрела на пламя. Этот человек чуть было не убил ее, а все же таки видеть подобную смерть было потрясением для девушки. Может, поэтому она и не заметила, как телега с лошадью пронеслись мимо, увозя с собой ее последнюю надежду добраться до Норели здоровой.