Nordfjord2
Автор: Nordfjord
Фэндом: Люди Икс
Основные персонажи: Чарльз Ксавье (Профессор Икс), Эрик Леншерр (Магнето)
Пэйринг или персонажи: Эрик/Чарльз
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Драма, Психология
Размер: Мини, 10 страниц
Кол-во частей: 3
Статус: закончен
Описание:
Партия в шахматы как нельзя лучше описывает их жизнь



Партия

Часть 1. Шах

Фигуры расставлены. Черные против белых. Светлые против темных. Все так просто. Победа достается сильнейшему или умнейшему, если угодно. Жаль, что в жизни все происходит совсем по-другому. Те, кто изначально кажутся черными оказываются белыми. И наоборот. Да и ходы иных фигур порой не под силу никому предугадать. Ну или почти никому.
- Чарльз, какой смысл играть, если ты используешь свою силу!
В который раз возмутился Эрик, попивающий темное пиво. Алкогольные шахматы стали их доброй традицией. Мутанты страдали. Общество не принимало их так, как не принимало никого непохожего на себя. Они были другими. И это было непросто. Совсем непросто чувствовать себя опасным, неконтролируемым, лишним. Но еще труднее пытаться помочь таким же покинутым, как ты сам. Вселять в них надежду, которая еле теплится в твоей душе. Развивать их дар, который может стать проклятием, чуть они оступятся. Чарльз Ксавьер. Профессор. Он знал, на что идет. Знал, что только он и никто другой может помочь этим запутавшимся в своих силах и самих себе мутантам. Но осознание своей значимости, своей роли, своего предназначения никак не облегчало его восприятие реальности. Чарльзу было трудно. Его сердце разрывалось, когда он слышал крики очередного страдающего мутанта. Он хотел прекратить их страдания. Всех и сразу. Но он не мог, как не мог никто другой. Поэтому Чарльз начал все чаще пить виски. Алкоголь успокаивал. Он придавал сил и притуплял боль.
- Я не использую силу. Ты просто не умеешь проигрывать, друг мой!
Рассмеялся Чарльз и залпом допил содержимое стакана. Эрик молчал. Он сосредоточенно смотрел на доску, как будто у него еще был шанс выиграть эту битву. Эрик пытался подавлять Чарльза. Ксавьер не понимал, зачем его другу это нужно, но он чувствовал его желание во всем быть правым, первым, лучшим. Чарльз все это списывал на порой невыносимый характер его друга, который впрочем Чарльза почему-то не отталкивал, а наоборот притягивал. Да, Эрик его притягивал. Как магнит. Как бы логично это не звучало, Чарльзу логичным это вовсе не казалось. Он все чаще ловил себя на мысли, что смотрит на Эрика уже совсем не как на друга. И Чарльзу это
совсем не нравилось. Или нравилось. Похоже, что он сам еще не определился.
- Я еще не проиграл.
Наконец ответил Эрик. Он был так напряжен, что его лоб покрылся морщинами. Чарльз все же сдержался и не посмотрел, о чем думает Эрик. Ксавьеру было интересно, настолько ли важно Леншерру выиграть, или он уже задумался совсем о другом и тщательно пытается это скрыть.
- Мой виски закончился. И думаю, партия тоже.
Весело сказал Чарльз и встал с кресла. Эрик бросил недовольный взгляд на Чарльза, но в ту же секунду исправился и улыбнулся.
- До завтра, Чарльз.
Сказал Эрик до того, как Ксавьер успел открыть рот и хоть что-то предложить. Почему-то совсем не хотелось отпускать Эрика, особенно после того как виски ударило в голову. Но возможно именно это и остановило временами разумного Чарльза. Повиснуть на своем друге и рассказывать ему, как давно и сильно его хочет, было совсем не кстати. Поэтому взвесив все за и против за какую-то долю секунды, Чарльз пожелал Эрику спокойной ночи, и отправился к выходу из особняка. Теперь ему хотелось продолжить свою попойку в ближайшем пабе. Он так и намеревался заявиться туда со своей бутылкой виски, содержимое которой он выпил бы еще по дороге. Завалиться на барную стойку и угостить какую-нибудь красотку. Это был прекрасный план, которому так и не суждено было осуществиться.
- Куда это ты собрался?
Окликнула Ксавьера Мистик.
- Выпить в этот..ну, ты знаешь. В паб короче.
Говорить Чарльзу было все сложнее. Язык заплетался, да и мысли путались. Сегодня был явно не лучший день. Обычно он выдерживал больше, чем полбутылки.
- Оставайся-ка ты лучше здесь.
Улыбнулась Мистик и дружески протянула сползающему по стене Чарльзу руку. Ксавьер без особых возражений принял ее помощь и поднялся с пола. Перспектива переспать с какой-нибудь горячей брюнеточкой или блондиночкой все еще казалась ему актуальной. Поэтому Чарльз решил поделиться своими соображениями с Мистик.
- Я хотел в паб. Хотел...
- Хотел рассказать вам, о том какая вы уникальная и о мутациях тоже. Потому что я профессор и много чего знаю о мутациях.
Закончила фразу Чарльза перевоплотившаяся в него Мистик. Чарльз рассмеялся, хоть возможно, во фразе Мистик ничего смешного и не было. Он похлопал ее по плечу и сквозь смех проговорил.
- Ладно, раскусила. Хочешь выпить со мной?
Мистик присела рядом со снова упавшим Чарльзом.
- Думаю, не в качестве горячей красотки, учитывая то, что ты на ногах-то не стоишь.
Саркастически проговорила она и помогла Чарльзу подняться. Ксавьер широко улыбнулся и облокотился на Мистик.
- Нет. Ты же моя сестра. Мой лучший друг.
С какой-то непонятно откуда взявшейся нежностью проговорил Чарльз. Мистик кивнула и направилась в сторону одной из гостиных, которых в доме Чарльза было предостаточно. Ксавьер пытался еще что-то ей сказать про то, какой она прекрасный человек, но Мистик слышала лишь отдельные слова, которые никак не складывались в смысл.
- Раньше ты что-то не предлагал мне выпить. Заказывал только колу.
Иронично заметила Мистик и еще раз оценила пьяного Чарльза. Рубашка стоимостью в зарплату начищающего банкира была наполовину расстегнута. Когда именно Чарльз успел так успешно наложить на себя руки девушка не заметила. Но эту жаркую картину довершал пьяный румянец и невероятные яркие голубые глаза. Да и говорил профессор с куда большим придыханием, чем обычно. Всю дорогу до гостиной Мистик пыталась убедить себя а том, что ей нравится Хэнк, а Чарльз - ее брат, друг. Да кто угодно, лишь бы не ждать каждого удобного случая посмотреть на пьяного профессора. "Только не думай об этом", - все повторяла про себя Мистик.
- Не думай о чем?
Спросил раскрасневшийся Чарльз, которого Мистик успешно удалось усадить на кресло.
- Чарльз, ты обещал.
Мистик нахмурилась, всем своим видом показывая, что Чарльзу больше не следует так поступать. Вот только Ксавьер был слишком пьян, чтобы адекватно воспринимать невербальные коды.
- О чем ты думаешь, Мистик?
Девушка отсела от Ксавьера подальше, потому что кажется профессор совсем забыл о том, что девушек соблазняют вовсе не облизыванием губ, и что он вообще не планировал делать Мистик объектом соблазнения.
- Ни о чём.
Сердито сказала Мистик, которая все еще пыталась убедить себя в том, что она не хочет превратиться в Мойру и оседлать Чарльза прямо здесь. Дело в том, что не одни Эрик с Чарльзом проводили сегодня день в компании алкоголя. Мистик выпила как раз достаточно, чтобы подобные мысли вообще смогли появиться у нее в голове.
- А знаешь, о чем я думаю?
С придыханием спросил Чарльз, открывая очередную бутылку виски, которую он успел захватить по дороге.
- О чем?
С явным интересом спросила Мистик и начала пить виски из горла. Это почему-то рассмешило Чарльза, несмотря на то, что Мистик хотела добиться совсем другого результата.
- Я смотрю ты действительно выросла. Колу тебе больше не заказываю.
Рассмеялся Чарльз. Мистик поставила бутылку на стол и как-то слишком резко спросила.
- Так, о чем ты думаешь, Чарльз?
Теперь пришла очередь Ксавьера пить из горла. И потому с какой жаждой он это сделал, Мистик поняла, что разговор у них будет серьезный.
- Об Эрике.
Наконец сказал Чарльз. Мистик удивленно посмотрела на Ксавьера.
- В чем проблема? Может, мне достать стаканы?
Запоздало предложила более трезвая девушка.
- Не стоит. Я хочу Эрика Леншерра.
Мистик чуть не поперхнулась чистым виски.
- Что, Чарльз? Ты серьезно?
Чего Мистик только не наслушалась за свою жизнь от пьяного Чарльза, но чего-то подобного она явно не ожидала.
- Ты это серьезно?
Аккуратно спросила она, убирая бутылку подальше. На всякий случай. Мало ли какими своими мыслями Чарльз еще решит с ней поделиться.
- Нет. Не так. Мне кажется, я его люблю. И я не знаю, что делать, Рейвен.
Мистик искренне надеялась, что слезы, навернувшиеся на глазах Чарльза, были ее пьяной галлюцинацией. "Я слишком много выпила", - убеждала себя девушка, пока другая часть ее сознания пыталась вспомнить, что говорят в таких ситуациях. Но, кажется, Чарльзу сейчас никакая реакция и не требовалась. Ему нужно было просто выговориться. Нужно было, чтобы Мистик его выслушала.
- Мы же друзья. Я знаю, это невозможно. Сначала я действительно полюбил его как друга. Но теперь. Теперь что-то изменилось. Я не знаю, что мне делать, Рейвен. Я чувствую себя так хреново.
Честно признался Чарльз и зачем-то улыбнулся. Мистик не видела в его словах ничего смешного. Ей не надо было быть телепатом, чтобы прочитать ту боль, которая появилась в глазах Чарльза. Но даже сейчас он пытался успокоиться. Сделать вид, что все в порядке. Чарльз не хотел портить Мистик настроение, не хотел сваливать на нее свои проблемы. Вот только Ксавьер кажется совсем забыл о том, что Мистик любила его как друга, как брата, да мало ли еще как кого. И последнее чего она хотела, это чтобы Чарльз страдал.
- Значит, ты хочешь быть с Эриком?
Серьезно спросила она и положила руку на плечо Чарльзу. Ксавьер ничего не ответил. Ему было слишком больно продолжать этот разговор.
- Прости меня. Просто забудь об этом, Рейвен.
Ласково произнес Чарльз и потрепал свою названую сестру по волосам. Вот только Рейвен ничего забывать не собиралась.
***
Высота кружит голову. Даже те, кто утверждают, что не боятся высоты, чувствуют себя по-другому. Так уж созданы были люди. И мутанты в этом случае на них похожи. Банши смотрел то на Чарльза, то на Хэнка, то на Эрика и никак не мог решиться прыгнуть. И хоть Хэнк сделал уже столько тестов, что никто из них четверых ни на секунду не сомневался в успешности полета Банши, ему по-прежнему было страшно. И Чарльз совершенно не знал, что с этим делать. Вернее сказать, может быть, он даже смог бы придумать, что с этим делать, если бы Эрик не опередил его, и не столкнул Банши вниз. Банши громко заорал и так же эффектно пролетел над водой.
- Поаккуратней в следующий раз, Эрик.
Тихо сказал Чарльз. Так, как будто вся его решимость сделать Эрику выговор вмиг расщепилась на атомы и исчезла. Да, и какой был смысл снова начинать этот разговор, когда Эрик выглядел таким счастливым.
- Зато получилось.
Довольно сказал Эрик и посмотрел на летающего Банши. Чарльз не смог удержаться и сам заулыбался. Рядом с Эриком было так хорошо. Так спокойно. Не то, чтобы Чарльзу до этого плохо жилось. Просто с этим мутантом ему было как-то по-особенному хорошо и спокойно.
- Получилось.
Улыбнулся Чарльз и зачем-то обнял Эрика. "Так делают друзья", - убедил себя Чарльз, а заодно и Эрика. Обычно он держал под контролем свои силы, но рядом с Эриком держать что-либо под контролем было так сложно. Разумеется, Эрик обнял его в ответ и кажется даже поцеловал куда-то в ухо. Но Чарльз предпочел списать это на свои сексуальные фантазии, хоть в этом жесте по сути ничего сексуального не было. После этого случая с Банши в их тренировках общем-то ничего не изменилось. Чарльз продолжил использовать свои методы, а Эрик свои. Но что действительно изменилось, так это отношение Эрика к Чарльзу. Он стал куда больше времени проводить со своим новым другом. Они вместе тренировались, играли в шахматы, ходили по барам, пили чай или кофе, разговаривали. И кажется, эта цепочка не разрывалась никогда. Мистик уже всерьез подумывала о том, что они начали тайно встречаться. Но судя по печальному взгляду Чарльза, это было далеко не так. Однажды она обнаружила Ксавьера вовсю обнимающего Эрика. По-дружески, разумеется. Мистик решила подойти поближе и разобраться в чем дело. Обычно она такого себе не позволяла. Но в этот раз стало уж совсем любопытно, да и ничего плохого девушка в этом не видела.
- Тебе нужно сконцентрироваться на чем-то хорошем. Твоя ненависть разрушает тебя. Она блокирует твое сознание и вследствие подавляет способности.
Спокойно сказал Чарльз и еще раз погладил Эрика по плечу. Профессор был очень серьезен и при этом улыбался. Видно было, что ему действительно есть дело до проблем Эрика. И кажется, даже такой суровый человек как Леншерр смог это оценить.
- Чарльз, ты лучший человек из всех, кого я встречал.
Чарльз чувствовал, что он должен что-то ответить. Что-то большее, чем он произнес на самом деле.
- Я? Нет, Эрик я так не думаю.
Сказал он и улыбнулся. Но, кажется, Леншерр так просто отступать не собирался.
- Нет, ты не понимаешь. Ты столько всего делаешь для всех нас. Для меня. Это не просто так, Чарльз. Ты - особенный. Мне кажется, ты понимаешь меня и только ты можешь мне по-настоящему помочь. Ты так искренне веришь во всех нас. И ты, ты просто...
Тут Эрик почему-то замялся. Чарльз воспользовался этой заминкой, чтобы сменить тему, которая была слишком неуместной для него сейчас. Когда так хотелось прикоснуться к человеку, стоящему напротив.
- Я рад, Эрик. Мы же с тобой друзья. Так и должно быть. Попробуй еще раз.
А потом они снова играли в шахматы. Концентрации Чарльза на этот раз хватило только на то, чтобы не пытаться каждую секунду читать мысли Эрика. Удержать себя так сложно. Особенно когда Эрик пожирал его глазами всю партию. Чарльз помнил их разговор на тренировке, и никак не мог понять, почему они до сих хотя бы не поцеловались. Чарльз чувствовал, что Эрик что-то к нему испытывает. Но проверить это никак не мог. Теперь Эрик был категорически против того, чтобы Чарльз лез к нему в голову. Все это привело к тому, что в этот раз Чарльз машинально передвигал фигуры и очень быстро потерял выгодную позицию.
- Шах.
Сказал Эрик так серьезно, как будто в действительности угрожал Чарльзу. Теперь у профессора оставалось не так много ходов, которые могли бы спасти партию и не дать им проводиться в бездну неразделенной любви.

Часть 2. Мат

Ну улице было совсем темно. Мистик лежала на кровати и от скуки какую форму только не приняла. От Эммы, которая хоть и была врагом Магнето вела себя чертовски привлекательно, до Мойры. Хотя последняя вряд ли могла возыметь хоть какое-то действие на Магнето. Насколько понимала Мистик, его возбуждают только мутанты. А вот обоих ли полов ей предстояло сейчас узнать. Мистик пыталась убедить себя в том, что делает это только ради Чарльза. Она хочет быть с Хэнком и никаких Магнето. Но чем больше она об этом думала, тем больше ей хотелось снова превратиться в горячую блондиночку. От нечего делать Мистик стала рассматривать свои пальцы. Такие красивые и гладкие. Иногда ей казалось, что Чарльз был слишком милым. Не такие парни привлекали Мистик, но Ксавьер почему-то все равно привлекал. И как он мог не привлечь? Черты его лица были идеальными. А тело так и притягивало к себе. Хотелось рассмотреть его поближе, чем Мистик и решила заняться. И, разумеется, увлеклась она настолько, что не услышала, как открылась дверь. Эрик зашел внутрь и удивленно посмотрел на Чарльза, которому он несколько минут назад пожелал спокойной ночи. Леншерр никак не ожидал увидеть Ксавьера в своей комнате, а уж тем более в постели.
- Чарльз?
Удивленно спросил Эрик. Он все еще не до конца понимал, что происходит. Но Мистик уже заметила в глазах Леншерра подтверждение своим догадкам по поводу его отношения к профессору. Эрик хотел Чарльза. Это было сейчас прямо написано на его лице. Оставалось, только подтвердить эту теорию и быстренько уйти. Таков был изначальный план Мистик.
- Привет, Эрик.
С придыханием сказала она. За свою жизнь Мистик вдоволь насмотрелась на пытающегося кого-то соблазнить Чарльза, поэтому изобразить это не составило никакого труда. Вот только Эрик оказался слишком решительным парнем. В одно мгновение он сократил расстояние между ними и жадно впился в губы недоумевающей Мистик. В следующую секунду он повалил ее на кровать и придавил своим телом. Настоящий Чарльз был готов поклясться, что услышал свой крик. "Что-то не так с Мистик", - сразу же подумал он. "Комната Эрика", - определило сознание. Через несколько минут он уже стоял в дверях. Чарльз уже приготовился спасать свою названую сестру, когда увидел сцену весьма эротичного характера, разыгравшуюся между Эриком и телом Чарльза. Это было уже слишком. Ксавьер как будто врос в место, на котором стоял. Он ошарашенно смотрел то на Эрика, то на Мистик, которая была им самим. Рука Леншерра спустилась куда-то совсем низко и Чарльзу это совсем не нравилось. Не настоящему Чарльзу, разумеется, а Мистик, которой заткнули рот жарким поцелуем. Не издав ни звука, Чарльз вышел из комнаты. Он никак не мог осознать то, что только что увидел. Мистик в его теле. Тут могло быть только два объяснения. Либо его друзья вместе и решили разнообразить свои игры в постели...им. Либо Мистик действовала от его лица. Тогда выходит, что он действительно нравится Эрику. И этот факт по сути должен был обрадовать Чарльза, но почему-то не обрадовал. Напротив, Чарльза все это вконец запутало и расстроило. Так что ничего лучшего, чем выпить с Хэнком, который не хотел тревожить сон Мистик, Ксавьер не придумал. Говорить, что Мистик сейчас вовсе не спит, а пытается соблазнить Эрика в его обличии, Чарльз не стал. Хватило уже того, что он сам это увидел. Впрочем, через несколько минут Мистик сама появилась перед ними.
- Я к вам присоединюсь?
Как-то слишком нервно спросила она.
- Конечно.
Радостно пролепетал Хэнк и улыбнулся той самой идиотской улыбкой. Как Чарльз ни старался, он так и не смог испортить настроение этой новоиспеченной парочке. Поэтому посидев с ними еще немного, ушел пить к себе в комнату в гордом одиночестве.
***
На следующий день Чарльз проснулся от радостного возгласа Мистик. Она буквально-таки ворвалась в его комнату и с грохотом села на кровать. Как и предполагал Чарльз, алкоголь на нее плохо подействовал. Не зря он покупал ей раньше только колу.
- Чарльз, а у меня хорошие новости.
Прощебетала она с таким энтузиазмом, что Ксавьер почти перестал на нее злиться.
- Какие? Сколько вообще сейчас времени, Мистик?
Сонно спросил Чарльз.
- Ты точно нравишься Эрику.
Когда Чарльз пристально посмотрел на девушку, Мистик отвела глаза.
- Что, прости?
Сонный Ксавьер явно не понимал, что тут вообще происходит.
- Ну, помнишь ты мне рассказывал, что хочешь быть с Эриком. Так вот. Теперь я точно знаю, что он тоже хочет быть с тобой.
Радостно сообщила Мистик и похлопала Чарльза по плечу в знак одобрения.
- Если ты хочешь узнать мое мнение по этому поводу, то
Чарльз прервал Мистик на полуслове.
- Стоп. Я видел вас вчера.
Лицо Мистик изменилось. Ксавьер не понял, что именно было не так. Но что-то было. Потому что Мистик вдруг замолчала и стала какой-то подозрительно серьезной.
- Прости, Чарльз. Я не думала, что так далеко зайдет. Я хотела только спросить.
Наконец сказала она. И тут до Чарльза начало доходить, что тут вообще происходит.
- Ты превратилась в меня, чтобы спросить у Эрика, нравлюсь ли я ему?
Решил напрямую спросить Ксавьер.
- Да. Думала, ты сам не справишься.
Мистик ожидала, что Чарльз на нее разозлиться, выгонит из комнаты или вообще из дома. Но ничего подобного не произошло. Вместо этого Ксавьер просто рассмеялся.
- Ты серьезно, Мистик? Думаешь, я бы не справился?
Чарльз никак не мог перестать смеяться.
- Я не это имела в виду.
Начала оправдываться Мистик, но Чарльз ее остановил.
- Послушай, ты - мой лучший друг. И я ценю твое желание помочь мне даже в столь изощренной форме. Но как когда-то я обещал не читать твои мысли, пообещать мне больше не превращаться в меня.
Мистик кивнула и даже немного нахмурилась.
- Я и не собиралась.
Серьезно сказала она.
- Тогда идем есть.
Весело сказал Чарльз и кинул в Мистик подушкой.
***
Эрик сидел на ступеньках и смотрел куда-то вдаль. В его позе было что-то устрашающее и гнетущее. Когда Чарльз подошел ближе, то заметил шахматную доску. Фигуры были расставлены, а Эрик даже не смотрел в эту сторону. Его взгляд был стеклянным и каким-то опустошающим.
- Я ждал тебя, Чарльз.
Улыбнувшись, сказал он. Ксавьер кивнул и сел напротив Эрика.
- О чем ты думал?
Серьезно спросил он. Улыбка Эрика стала еще шире.
- Зачем спрашивать, если можешь узнать.
Рассмеялся Леншерр.
- Я не собираюсь без разрешения лезть к тебе в голову.
Весело сказал Чарльз и сделал первый ход. Партия началась как она начиналась сотни раз до этого. Но в этот раз было в их действиях, взглядах, мыслях что-то особенное. Они это почувствовали. И теперь смотрели друг на друга чаще, чем на доску. Эрик больше не был потерян. В его взгляде появилась уверенность и осмысленность. Чарльз больше не терялся в сомнениях и догадках. Ему не нужно было лезть в голову к Эрику, чтобы понять, что Леншерр чувствует то же, что он сам.
- Я видел вас. Тогда, когда Мистик была мной.
Наконец сказал Чарльз, чтобы прервать ту приятную тишину, которая может возникнуть только рядом с человеком, которым ты действительно дорожишь. Эрик медленно передвинул фигуру, не отрывая при этом взгляда от Чарльза.
- Я знаю.
Сказал он и снова посмотрел Ксавьеру прямо в глаза. Так пронзительно и беспощадно, что профессору стало как-то не по себе. Чарльз хотел прочитать мысли Эрика в этот момент, но не смог. Не смог потерять надежду еще до того, как Эрик откроет рот. Хотя, на что черт возьми Чарльз надеялся? На объяснение извращенности своего лучшего друга? На объяснение извращенности своей названной сестры? А может, Чарльз надеялся на то, что их чувства взаимны.
- Я хочу быть с тобой, Эрик.
Прозвучало в голове Леншерра. Вот так просто. Их губы соприкоснулись. Чарльз отпустил свое сознание, и Эрик почувствовал весь тот жар, который охватывал его единственного друга.
- Мат.
Сказал Эрик, когда они наконец смогли оторваться друг от друга. Чарльз посмотрел на доску. Даже в такой момент благодаря своей фотографической памяти он понял, что Эрик передвинул далеко не одну фигуру.
"Ну и что. Зато получилось красиво", - подумал он и передал свои мысли Эрику. Тот улыбнулся в ответ. И Чарльзу снова показалось, что последнее время его суровый друг как-то подозрительно много улыбается.

Часть 3. Пат.

Война бывает разной. Территориальной, идеалогической, межличностной. Люди привыкли воевать друг с другом. Многие считают, что это у нас, как говорится, в крови. И сколько ты людей ни просвещай, сколько ни сдерживай, это дурное семя раздора все равно рано или поздно где-нибудь прорастет. Неудивительно, что мутанты стали идеальной мишенью. А что, они даже не люди. Но стоит нам вспомнить, сколько народов на протяжении всей человеческой истории считались "не людьми", как мы сразу должны испытать отвращение от этих самых слов. С отвращением тоже интересная история. Разумеется, оно идет от ненависти. А ненависть тоже бывает разной. Поглощающей, разъедавшей все на своем пути или же легкой, почти незаметной, прячущийся за все остальные чувства. Ненависть расставляет все на свои места. Жестко и непримиримо. Раз и навсегда. Чарльз знал, что после того случая на Кубе он должен был возненавидеть Эрика. Считать его своим врагом, радоваться тому, что Леншерр наконец был наказан за все то зло, что он принес миру. Вот только Чарльз не мог ненавидеть Эрика. Ни за то, как он разрушал жизни людей и мутантов, ни за его методы, ни за то, что он его бросил раненным на песке. А все потому, что в Ксавьере не было ненависти. Иногда он злился на Эрика, но это быстро проходило. Потому что на самом деле, он скучал. Хотел увидеть своего друга и возлюбленного. И не мог. Эрик проложил между ними столько барьеров, что Чарльз не верил в то, что они когда-то смогут их преодолеть. И осознание этого разрушало Ксавьера куда больше, чем самая лютая ненависть. Сначала он пытался отвлечься. Помогать мутантам, таким же как он сам, было так приятно. Это забирало часть боли, которая раздирала сердце профессора. Но это продлилось так недолго. Душевный кошмар сменился кошмаром настоящим. Мутанты гибли, подвергались насилию, испытывали боль. Чарльз больше не имел право на душевные страдания. Он должен был помочь им. Им всем. Они так в нем нуждались. Но он не смог. Не смог справится со своим отчаянием. Потеря Эрика. Закрытие школы. Боль. Чарльзу хотелось забыться. Но разум не позволял. Тогда Чарльзу пришлось избавиться от той силы, которая разрушала его сознание. Мешала ему жить. Это было не лучшим выходом. Отчасти это было даже эгоистично. Но у Чарльза больше не было сил. Он слишком много пережил. Ему нужен был этот отдых. Нет, он был ему необходим. Так Чарльз и начал подавлять свою силу. Сначала никакой разницы он не почувствовал. Но вскоре Ксавьер стал менее сосредоточенным. Время растекалось у него в сознании. Дни казались то слишком короткими, то слишком длинными. А потом исчезли и вовсе. Все слилось в одно непонятное месиво. И уже было не важно день сейчас или ночь. Чарльз стал больше пить и вести себя совсем невыносимо. Вот только выносить его пришлось одному Хэнку. Судьба остальных мутантов, тренировавшихся здесь когда-то, была плачевной. Кого убили, кого забрали на войну. Хэнку было тяжело видеть таким профессора, которого он знал так давно. Чарльз больше не улыбался. Да что там улыбаться, он почти больше не разговаривал с Хэнком. А все их разговоры были больше похожи на рефлексию, чем на обсуждение реальности. Хэнку было тяжело, но он хотел помочь Чарльзу, как тот помог ему когда-то. И поэтому он не уходил. Хэнку хотелось верить, что в Чарльзе еще хоть что-то осталось, что он сможет стать прежним. А потом пришел Логан. Это немного встряхнуло бы Чарльза, если бы он не встретился в тот же день с Эриком. Чарльз хотел высказать ему все, что накопилось за эти годы. И он стал это делать, но только прервался на полуслове, потому что Эрик был прав. Это не имело больше никакого значения. И вот они уже снова сидели за шахматной доской и переставляли фигуры.
- Я люблю тебя, Чарльз.
Ксавьер должен был сказать ему, что это не так. Он теперь не имеет права говорить, что любит его. И все в таком духе. И Чарльз все это время думал, что именно это он и выскажет Эрику, если им доведется еще раз встретиться. Но реальность так часто не соответствует нашим предположениям, что и в этот раз Чарльз сказал совсем другое.
- Я знаю.
Он попытался улыбнуться, чтобы Эрик поверил в его слова. И больше ничего не нужно было. Никаких бесконечных слов, в которых заложена вся боль и страдания людей. Нет, им не нужны были больше слова. Не после того, что они переживали. Не после того, что им предстояло пережить. Чарльз поцеловал Эрика так, как будто можно было заполнить всю ту пустоту, которая образовалась между ними за все эти годы. Воздуха категорически не хватало, но они никак не могли насладиться моментом долгожданной близости. Ведь никто из них не мог предугадать, что будет завтра. Эрик знал, что Чарльз не может прочитать его мысли и поэтому, нехотя оторвавшись от столь желанных губ, спросил.
- Что будет дальше? Я не хочу больше причинить тебе боль.
Вместо ответа Чарльз сел к Эрику на колени и продолжил их так неуместно прерванный поцелуй.
- Мы не знаем, что будет дальше.
Сказал Чарльз, начиная расстегивать пуговицы на рубашке Леншерра.
- Мы будем жить сегодняшним днем, Эрик. Возможно завтра мы снова разойдемся в разные стороны. Мы никогда не сможем быть по-настоящему вместе. Но я хочу, чтобы ты знал, что что бы ни случилось, я никогда не перестану любить тебя.
Голос Чарльза срывался то ли от возбуждения, то ли от трагичности произнесенных им слов.
- А я тебя.
Серьезно сказал Эрик. Так, как будто от этих слов зависела вся их жизнь. Хотя по сути, так оно и было. И в тот же момент Чарльз был повален на доску с шахматами. Его возможные повреждения сейчас, кажется, ни одну из сторон не интересовали. К тому же, эта партия была уже закончена. Пат. Королю никто не угрожает, но сходить ему некуда, чтобы не быть убитым. Интересно, как чувствует себя король в такой момент? Интересно, как чувствовали себя Чарльз и Эрик, когда им приходилось враждовать друг с другом и при этом сохранять свою любовь ради одной лишь надежды когда-нибудь снова быть вместе?

@темы: фанфики